Rss
Текст
ВАЖНО!
"5 февраля 2012 г., 9:30
Гальчинский: Капитализм изживает себя, как в свое время феодализм


"7 февраля 2012 г., 6:24
Европа - земля стачек


"9 февраля 2012 г., 12:17
Горбачев: Путин исчерпал себя


"31 января 2012 г., 7:00
В Евросоюзе грядет капитальный ремонт


"29 января 2012 г., 15:00
Скандальная экономия по-итальянски


"27 января 2012 г., 13:16
Экономика по-давосски. Противостояние оптимизма и пессимизма


"30 января 2012 г., 13:25
Давос-2012: До шага в пропасть – миллиметр


"30 января 2012 г., 10:48
Давос-2012: Итоги форума


"29 января 2012 г., 18:44
Как Янукович ликвидирует Фирташа и к чему это приведет


"18 января 2012 г., 11:19
WikiLeaks: Ющенко рассказывал о причастности Путина к RosUkrEnergo


"2 декабря, суббота, 2011 20:27
Можно ли доверять евро?


"2 декабря, суббота, 2011 12:27
Экс-председатель Еврокомиссии: Проект еврозоны изначально был ущербным


"15 ноября, вторник, 2011 3:57
Евросоюз: поворот к реализму


"19 ноября, суббота, 2011 0:18
Москва возрождает Союз


"19 ноября, суббота, 2011 12:21
Участники движения "Оккупируй" заняли здание банка в Лондоне


"17 октября, понедельник, 2011 17:04
Участники "Захвати Уолл-Стрит" получили $300 тыс пожертований"


"18 октября, вторник, 2011 14:30
Финансовый кризис приведет к мировой войне?


"16 октября, воскресенье, 2011 8:13
Очередная акция протестов на Уолл-Стрит закончилась арестами


"17 октября, понедельник, 2011 14:34
Акция "Захвати Уолл-стрит” набирает обороты


"18 октября, вторник, 2011 7:24
Стихийный бунт или постиндустриальная революция?


"18 октября, вторник, 2011 0:36
Как оккупировать Уолл-Стрит


"18 октября, вторник, 2011 17:24
Медведев советует ЕС беспокоиться о стабильности, а не о транзите газа


"14 октября, пятница, 2011 16:00
Кучма:"За порушення, за якими Тимошенко дали сім років, можна засудити усіх Президентів"


ГОРЯЧИЕ НОВОСТИ
Новости Украины
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
            

           В этой напряженной и трудной обстановке Александр Нездоля проявил себя как «рыарь без страха и упрека». Он многократно обошел десятки высоких
кабинетов, доказывал, объяснял, требовал. А в результате... был «убран» с должности вице-президента АГ. Хотя и с повышением -назначен замминистра промышленности (естественно, на недолгое время).               

           Говоря об Александре Нездоле как бизнесмене, нельзя не упомянуть о его учителе — крупном зарубежном коммерсанте Борисе Бирштейне (Би-Би). Он неоднократно поднимался на самые большие высоты, был очень богатым, могущественным и влиятельнейшим человеком; у руководителей многих стран мира, особенно постсоциалистической ориентации, он пользовался большим доверием. Не один раз он терпел крах, и ему приходилось начинать все сначала. И всегда это ему удавалось!

          Конечно, Бирштейн в то время был намного опытнее наших соотечественников по СССР, в том числе и тех, кто стал у руля новых независимых государств. Со многими из них у Би-Би сложились близкие отношения, он был неофициальным, а зачастую и официальным советником глав государств. И, несмотря на то, что, будучи прежде всего коммерческим партнером и имея в качестве главной цели рост собственных доходов от своей бизнес-деятельности, Би-Би зачастую шел на компромиссы во имя личных амбиций в политике. В отличие от многих наших бывших соотечественников, он не был врачом и отличался высокой порядочностью во взаимоотношениях. Я не знаю ни одного факта, когда Би-Би во имя коммерческо-финансовой цели поступил бы нечестно с кем-либо из коллег, сотрудников, партнеров.

           Вместе с тем, нельзя забывать, что цели его сотрудничества, как правило, были диаметрально противоположны нашим. Вспоминается эпизод, когда создавалось украинское СП «Укр-химинвест» в Швейцарии как резидент этой страны. Целью этой структуры было привлечение иностранных капиталов в отрасль. Иными словами, реализация тезиса о том, что валюту для Украины можно зарабатывать не только путем торговли собственными ресурсами. Бирштейн выступал, по сути, за то, чтобы под эгидой инвестиционной компании функционировала еще одна коммерческо-торговая структура по реализации на западном рынке украинских химудобрений.

          Я был категорически против и вместе с Александром Нездолей настаивал на регламентации запрета заниматься торговлей ресурсами. Возражали многие, в том числе и некоторые наши соотечественники и коллеги, господин же Бирштейн, оценив ситуацию, заявил, что эта структура действительно должна быть профильной и именно на этом зарабатывать деньги. В будущем «Укрхиминвест» сыграл немалую роль в техническом обновлении действующих предприятий, строительстве новых цехов и производств.

 

            Хочу подчеркнуть, что как учитель и для генерала, и для всех нас, Би-Би был просто незаменим. Темпераментный, искренний, он всегда пытался навязать свое мнение, и в этом плане труднее всех приходилось Нездоле. Но в короткое время все стало на свои места, и Александр Иванович почувствовал себя генералом и в общении с Бирштейном. Все было честно и без «игр в прятки».

           «Прозрачность» была обеспечена, но в рамках ее не могло не быть разногласий по трем главным вопросам. Первый — цены реализации украинского товара. Здесь у нас были разно-векторные интересы. Второй — сроки возврата денег за товар. И здесь — разновекторность. И третий — закупка за вырученные деньги импортной продукции. Опять же цены, сроки, объемы.

            По мере развития сотрудничества, становления и роста профессионализма коллектива АГ практически все вопросы решались при полном взаимопонимании. Главное — никто никого не пытался «надуть». Шла честная работа, которая не могла не привести к разумным компромиссам.

           Вот именно эта рабочая атмосфера, требующая знаний, опыта, навыков, и явилась той средой, в которой генерал госбезопасности стал настоящим бизнесменом».

           А в октябре 1993 года на стол председателя СБУ легло письмо от вице-премьер-министра Василия Евтухова, в котором говорилось приблизительно следующее: для обеспечения интересов государства, по предложению Кабинета министров на работу в структуру АГ «Украина» был направлен сотрудник СБУ Нездоля Александр Иванович. В связи с этим, несмотря на жесточайшее сопротивление конкурентов, неоднократные попытки скомпрометировать эту организацию, АГ обеспечила своевременную покупку и поставку из-за рубежа химических средств защиты растений для сельского хозяйства и компонентов, которые не изготавливаются на Украине, материалов для нужд промышленности, запчастей... Обеспечила содействие финансированию ряда контрактов по ввозу зерна, укрепила позиции Украины на внешнем рынке. О деятельности АГ Нездоля информировал в оперативном порядке руководство Кабинета министров. По его предложениям принимались соответствующие меры, что дало возможность своевременно уйти от существенных ошибок во внешнеэкономической деятельности.

             Поскольку генерал-майор Нездоля основные задачи в АГ «Украина» выполнил и в дальнейшем эта структура способна работать без сопровождения СБУ, считали бы целесообразным отозвать его из АГ «Украина». И, учитывая приобретенный им опыт, откомандировать для работы в Минпром Украины для выполнения аналогичных заданий в масштабах всей украинской промышленности, предоставив при этом соответствующие полномочия для исполнения поставленных перед ним новых задач.

                               «ПРИЛИПАЛЫ» СТАВЯТ «ЖУЧКИ»

            Итак, работа в АГ «Украина» осталась позади. Александр Иванович до сих пор с благодарностью вспоминает то время и личное общение с Бирштейном, с которым приобрел уникальный жизненный опыт, значительно расширившееся и обогатившееся мировоззрение, практические навыки и возможности, которые пригодились ему не раз в Дальнейшем.

— Я проработал с Борисом Иосифовичем Бирштейном несколько месяцев, но запомню их на всю жизнь, — говорит Александр Иванович. — Потому что это очень незаурядный человек — колоссального трудолюбия, с обширным кругозором. У него можно было многому научиться — собранности, умению слушать собеседника. Он говорил: «Когда человеку уже за сорок и за плечами определенный жизненный багаж, то надо обращать внимание не на его должность или погоны, а на его внутреннюю суть. Постоянно задавать себе вопрос: кто перед тобой ? что он в себе несет ? чего он хочет ?

           Благодаря этому подходу Борис Иосифович успешно строил отношения со многими государственными деятелями — Борисом Ельциным, Аскаром Акаевым, Мирче Снегуром... Но при этом, будучи человеком масштабного мышления, зачастую не замечал мелочей, связанных с его ближайшим окружением и порой допускал ошибки.

           Как-то мы летели с ним на большое совещание в США. На высоте свыше 10 тысяч метров сидели в баре, пили легкое вино. Ион мне сказал: «Я нашел на должность одного из руководителей АГ «Украина» подходящего человека — надежного, преданного. Если я вот на этой высоте открою дверь, прикажу ему прыгать — он прыгнет». Я тогда ответил ему: «Борис Иосифович, не торопитесь с суждениями, не мне вас учить, что жизнь — штука сложная, люди не сразу проявляют свою подлинную суть». К сожалению, я оказался прав — через пару лет этот человек предан Бирштеина. Ему пришлось пожалеть о своей доверчивости.

           Да, у ЛГ «Украина» были внешние противники, но были и внутренние. К днищу корабля АГ пытались присосаться прилипалы, главной задачей которых было набить собственный карман. Они сеяли интриги, пытались поссорить между собой людей — словом, всячески замутить воду, чтобы в ней удобнее было ловить «рыбу» личной выгоды. И методами они пользовались весьма изощренными. К примеру, закупили в Америке записывающую технику и «разбросали» ее по кабинетам. Потом эти записи монтировали и использовали, чтобы компрометировать соперников. В такой ситуации однажды оказался и я. Мои беседы с директорами предприятий, когда я жестко проводил государственную политику, акцентировав их внимание на принципиальном подходе к иностранному партнеру, тайно записали. А затем смонтировали пленку так, что получалось, будто я рассказываю директорам, какой мерзкий тип этот Бирштейн. И пленку подсунули Борису Иосифовичу.

          Надо отдать должное — Борис Иосифович оказался выше этих шептунов и мерзавцев. Во время моего приезда в Кишинев он озвучил мне все эти кассеты, мы проговорили с ним почти всю ночь. И расстались хорошими друзьями.

          Уже когда я ушел из АГ, такие вот прилипалы сумели все-таки втереться в доверие к Бирштейну, и это стало одной из причин краха АГ «Украина». Позже, после президентских выборов эти люди, создавшие капиталы нечестным путем, сумели войти в окружение, нового Президента Леонида Кучмы и использовали это, чтобы убрать БЕАВЕСО с украинского рынка.

          Спустя несколько лет, когда, возглавляя избирательные штабы, мне довелось поучаствовать в большой политике, я узнал такую историю.

         Когда действующая власть занялась поиском компромата на других кандидатов, они решили покопаться в деятельности Бирштейна в Украине. С ним проводили беседу на высоком уровне и ставили вопрос в лоб: «Скажите, Борис Иосифович, гражданину «X» вы давали деньги? А гражданам V и 2?». В этой ситуации Бирштейн проявил высочайшую порядочность, ответив: «Я бизнесмен, я зарабатываю деньги, и деньги немалые. Это мое право — кому и сколько давать. А вопрос о том, давал ли я гражданам, которыми вы интересуетесь, деньги или нет, на мой взгляд, неэтичен. Потому что пройдет время, вы уйдете с политической сцены, а к власти придут другие люди. Вам понравиться, если они станут задавать аналогичные вопросы насчет вас? Считали бы вы меня порядочным человеком, если бы я дал такую информацию относительно вас?»

         Вот так достойно ответил Борис Иосифович — порядочный человек и надежный друг. Он понимал, с кем разговаривал и заранее предвидел судьбу своего бизнеса на Украине после этой беседы, но все же порядочность поставил превыше собственных интересов. Как человек военный, прошедший боевую закалку в Афганистане, я могу сказать с уверенностью: с Борисом Иосифовичем я бы пошел в разведку.

        Каждая встреча с человеком в жизни — это урок, который необходимо усвоить. Я часто задумываюсь, что мне дало общение с Бирштейном? Большие деньги? Командировочные, которые я там получал, были немногим больше моей зарплаты. Борис Иосифович понимал, что я, сотрудник госбезопасности, не пойду на компромиссы с совестью. Я благодарен ему за другое — за то время, которое он мне уделил, и за те знания и возможности, которые дало общение с ним. И еще я благодарен судьбе за шанс познакомиться и подружиться с такими учеными, как академики А. Н. Пахомов и А. С. Емельянов. А также с такими «китами» производства, как говорят, золотым фондом директорского корпуса, как В. Бойко, А. Булянда, Б.Горбатко, Б. Райков, А. Левченко, Б. Лещина и Н. Янковский. Общение с ними открыло мне новый мир и тоже очень сильно повлияло на мое мировоззрение.

        В то сложное время я, как и все советские люди, переживал глубокий кризис мировоззрения — если ты тридцать лет был коммунистом, то очень сложно вот так запросто взять и сменить свои взгляды. Наши поездки по миру с Бирштейном очень помогли мне в этот период. Работа в АГ требовала загранкомандировок — мне пришлось часто бывать за рубежом. И я увидел совсем другую, неизвестную до этого жизнь. Мне пришлось общаться и с бывшими государственными деятелями различных стран, и с «акулами» крупного бизнеса, и с простыми служащими... Новые знания и впечатления позволили глубоко переосмыслить и оценить прошлое. Осознать, что общество наше десятки лет тяжело болело и его нужно лечить, реформировать, ставить на ноги. Я понял, что наш трудолюбивый народ заслуживает гораздо лучшей жизни.

        Под влиянием увиденного стали спадать шоры коммунистической идеологии. Я не просто понял, а прочувствовал, что что-то не то мы строили, что не могут быть счастливыми люди, закрытые от всего мира замками и решетками. Что однопартийная система способствует развитию общества лишь до определенного этапа, а затем становится тормозом. Что самая большая ценность для человека — это его свобода, и никого нельзя преследовать за инакомыслие, если он не нарушает закон.

        Я нередко с сожалением вспоминаю некоторых своих коллег, мышление которых осталось прежним. Многие из них, не приняв перемен, тяжело заболели и из крепких боевых офицеров, которых я знал, превратились в брюзжащих стариков. Порой мне очень жаль их, потому что боль-тоска по прошлому и непонимание объективности перемен и краха КПСС будет преследовать их еще долгие годы — возможно, до конца жизни.

        Время все расставляет по своим местам. Борис Бирштейн, которого в России и на Украине пытались выставить бессовестным авантюристом, сегодня известен во всем мире не только как крупный бизнесмен, талантливый менеджер, экономический советник президентов нескольких стран СНГ. Он — ученый с мировым именем, доктор наук, профессор, академик Североамериканской Академии информациологии при ООП и член Нью-Йоркской Академии наук.

        Его знают как автора ряда трудов на философские и экономические темы. Недавно вышла его новая книга «Мировой продовольственный кризис. Проблемы и суждения». Это глобальный научный труд, посвященный экономическим, социальным, политическим аспектам такой страшной общечеловеческой проблемы как голод. Бирштейн не только анализирует причины этого печального явления, но трактует экономические, социальные, политические и нравственные аспекты этой проблемы и предлагает некоторые пути ее решения.

        Он автор ряда статей, монографий, публицистических книг, в которых делится своим опытом в области разработок технологий экономических реформ для стран, где процесс перехода от социалистической к частной собственности протекает болезненно и длительно. Его статьи о теневой экономике и о том, как заставить ее работать на государство, заинтересовали экономистов-практиков и ученых во многих странах. В Международной Академии информатизации при ООН, к примеру, высоко оценили экономические принципы, лежащие в основе предлагаемых им систем использования средств и сил теневого бизнеса для развития структур государственного хозяйствования. А его труды в области public relations, посвященные роли средств массовой информации как инструментов обеспечения государственной безопасности, а также разработки стратегий психологических контактов индивидуумов в системе общественных образований и государственном строительстве, стали темами симпозиумов Академии информациологии.

       А в России опубликована книга экс-вице-президента России Александра Руцкого. Он приводит немало интересных фактов о Бирштейне — к примеру, что именно благодаря Борису Иосифовичу в свое время удалось предотвратить кровопролитие в Приднестровье и Молдове.

       Не так давно моя библиотека пополнилась книгами, автором которых является Борис Бирштейн. А на столе в рабочем кабинете, как напоминание о совместной работе над проектом государственной важности и о Человеке широкой души, разума, честности и порядочности стоит фотография Би-Би, как мы его между собой называем.

                         СРАЖЕНИЕ ЗА ДИРЕКТОРСКИЕ МИЛЛИОНЫ

          В народе часто сетуют: в первые годы независимости разворовали всю Украину. Они не правы. Если бы разворовали всю, то, согласитесь, сейчас нашей страны просто не существовало бы. Хотя, чего греха таить — масштабы криминализации экономики в начале 90-х были астрономическими. И если бы не нашлись люди, вставшие на борьбу с тотальным воровством, все национальные богатства Украины действительно могли растащить до последнего кирпичика. В том, что этого не произошло, есть и личная заслуга Алек-сандра Нездоли. И немалая.

         Должность, на которую пришел работать Александр Иванович в октябре 1993-го года, — особенная. Во всей истории независимой Украины был лишь один заместитель министра промышленности по вопросам экономической безопасности, и звали его Александр Нездоля. До прихода Александра Ивановича этого поста в Минпроме не существовало. А такая должность была отчаянно нужна стране, захлебывающейся от криминального беспредела. Штатские были бессильны перед воровским цунами, захлестнувшим украинскую экономику. Совладать с ним мог только профессионал в погонах.

        «Радикальні соціально-економічні перетворення в Україні значно розширили можливості економічних зв'язків з країнами близького і далекого зарубіжжя, високими темпами зростають обсяги експортно-імпортних і валютно-фінансових операцій, — писал в обосновании для введения новой должности министр промышленности Анатолий Голубченко. — Використовуючи це, окремі керівники підприємств, підпорядкованих Мінпрому, особливо спільних з іноземними державами підприємств, втрачають пильність в захисті державних інтересів з метою одержання більших прибутків, нерідко ігнорують економічні інтереси держави. Представники різних іноземних фірм проявляють все більшу зацікавленість у вивченні промислового потенціалу України, експортно-імпортних та валютно-фінансових можливостей, напрямків державних замовлень, контрактів і програм.

           Разом з тим розбудова незалежної держави правомірно вимагає захисту економічних, науково-технічних та комерційних інтересів України. Виходячи з важливості наведених питань і необхідності координації цієї роботи вважаємо за доцільне ввести додатково до складу керівництва міністерства посаду заступника міністра».

           Получив «добро» премьера, Голубченко обратился с письмом к главе СБУ Марчуку с просьбой предоставить на эту должность достойного кандидата. Стоит ли говорить, что людей, обладающих таким опытом, какой Александр Нездоля приобрел в АГ «Украина», в СБУ в то время больше не было — ведь у него была воистину уникальная возможность познакомиться с новыми экономическими процессами, происходящими в Украине, что называется, изнутри. Теперь ему предписывалось задание использовать свой опыт в масштабах всей промышленности. Сфера поставленных перед ним задач стала неизмеримо шире.

           В его обязанности вменялась и организация надлежащего режима секретности в министерстве, и контроль за безопасностью работы подразделения шифровальной связи. Защита управления внешнеэкономических связей и других департаментов министерства, занимающихся коммерческой деятельностью за рубежом, от попыток проникновения иностранных спецслужб и обеспечение защиты секретной информации в этом контексте, И организация взаимодействия с правоохранительными органами по борьбе с преступностью в экономической сфере, выявление фактов нанесения ущерба интересам государства со стороны отдельных должностных лиц. И еще многое, многое другое, о чем положено знать лишь узкому кругу компетентных лиц...

— Это назначение было для меня неожиданным решалось оно буквально в течение двух дней, — говорит Александр Иванович. — Предварительно никто со мной не разговаривал. И, с одной стороны, такое доверие было мне приятно, а с другой, я испытывал беспокойство — новые обязанности, окружение, колоссальная ответственность... И рядом никого из более компетентных товарищей, с кем можно проконсультироваться.

                 МОСТ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ АНАТОЛИЙ ГОЛУБЧЕНКО

             Но мне, как всегда, повезло на людей. Министр промышленности Анатолий Голубченко оказался не только великолепным специалистом, но и прекрасным человеком. Под его руководством было приятно работать, потому что он отвечал моим критериям руководителя — компетентный, высокоорганизованный, требовательный и к себе, и к подчиненным. Металлург, прекрасно знающий производство, талантливый менеджер, человек, способный принимать решения и воплощать их в жизнь. И эти его способности ярко проявились уже в момент создания министерства.

             А создавать министерство приходилось фактически с нуля. Более того, если другие органы центральной власти могли найти себе сотрудников в столице, то в Минпроме сложилась специфическая ситуация. В советское время столицей украинской металлургии был Днепропетровск. Соответственно, все специалисты находились там. Голубченко удалось найти средства, чтобы приобрести тридцать квартир и привезши в Киев наиболее талантливых специалистов.

            У нас сложился хороший, здоровый коллектив — на мой взгляд, в первую очередь благодаря министру. Помимо металлургии, Министерство курировало химическую, лесную, деревообрабатывающую и машиностроительную отрасли, а позже к нему присоединили и легкую промышленность. Это совершенно разные отрасли, не пересекающиеся между собой. Но Анатолию Константиновичу удалось создать из представителей всех отраслей единый коллектив. На общих совещаниях, узкоотраслевых коллегиях под его руководством люди всегда находили общий язык. Человек высокой самоорганизации, жесткий, подчас даже взрывной, он, тем не менее, был очень отзывчивым, внимательно выслушивал просьбы людей. Уже прошло почти десять лет, но многие до сих пор вспоминают о нем, как об образцовом министре.

            А на мой взгляд, помимо талантов руководителя Голубченко обладает и редкими человеческими качествами, знает цену подлинной дружбе. Это не просто красивые слова, этот вывод основан на моих наблюдениях. Когда человек занимает солидную должность, к нему на праздники идет огромная толпа поздравляющих. И все клянутся в дружбе, верности, осыпают комплиментами, несут букеты цветов и подарки. Но стоит уйти человеку с высокого поста — и бывшие «друзья» на него наплетать готовы. Верными остаются только настоящие друзья.

           В отличие от многих, Голубченко умеет отличить настоящих друзей от подхалимов. За минувшие десять лет я был практически на каждом дне его рождения и почти всегда там собирались одни и те же люди, несмотря на то, занимал пи Голубченко высокий пост или же временно оказывался не у государственных дел. Там никогда не было «прилипал» — за его столом всегда сидели настоящие друзья.

           Конечно, и ему случалось ошибаться. Ведь как известно, не ошибается тот, кто ничего не делает. А Голубченко — человек действия. Он никогда не затягивал с принятием решений, действовал так, как подсказывал ему личный опыт. Он — человек-созидатель по своей природе. Я очень жалел, когда Анатолий Константинович ушел из Кабмина. Он многое способен сделать для страны.

          А недавно случился эпизод, который еще больше укрепил меня в этой мысли. После ухода из Кабмина мы с Анатолием Константиновичем видимся, наверное, реже, чем хотелось бы.

            Мы работаем в разных отраслях, у нас разные сферы деловых интересов и встречаемся в основном в неформальной обстановке. Но вот однажды я приехал к нему в офис. Беседовали в его большом, уютном, со вкусом оформленном кабинете. Вся атмосфера была пропитана энергией, работа кипела: на столе кипы документов, брошюр, книги, нерассмотренная почта. Наша беседа периодически прерывалась звонками.

           Пока Анатолий Константинович отвечал на один из таких звонков, мне на глаза попалась лежавшая на столе книга о членах международной ассоциации «Донеччина». Я взял ее в руки и начал листать. Открыл краткий биографический очерк о Голубченко, бегло пробежал его, и мое внимание задержалось на концовке: рассказывая о себе, Голубченко упоминает об академике Патоне, построившем уникальный мост в Киеве, который назвали в его честь. Анатолий Константинович написал, что мечтает построить свой мост и оставить достойный след в жизни.

           Тем временем Анатолий Константинович говорил по телефону — его собеседником был один из руководителей правительства. Голубченко просил поддержать ходатайство о присвоении звания заслуженного работника отрасли к 50-летнему юбилею одному известному человеку. Получил ли он поддержку, я не знаю, но тут же, извинившись, продолжил, что также он просит принять и выслушать директора, НИИ которого находится на грани вымирания. А институт имеет колоссальное значение для государства, этот институт — будущее отрасли. И только после обещания абонента выполнить просьбу Голубченко успокоился.

            В очередной раз Анатолий Константинович просил не  за себя и не для себя, а для людей, во имя дела и интёресов государства. И тогда мне подумалось: «Ну какой еще мост ему нужно строить?». Ведь своей неиссякаемой энергией, добротой, вниманием к друзьям он уже построил МОСТ, только он не имеет физических размеров и очертаний, ибо нет системы, измеряющей широту души человеческой. Очень хочется, чтобы у нас было как можно больше именно таких мостов — мостов между человеческими душами.

          Голубченко обладает колоссальными математическими способностями. Он мог оперировать любимыми цифрами в уме, без калькулятора. Однажды на выездном заседании министерства, на котором присутствовал Президент, рассматривалось положение в металлургической отрасли. И вот Голубченко прямо на коллегии поднял главного бухгалтера и экономиста Криворожстали и, умело манипулируя цифрами, наказал ошибки руководителей завода, неэффективность их подхода к распоряжению основными фондами...

        О многом говорит и престижность адреса, по которому находилось министерство — Крещатик, 34. Сегодня Минпром разбросан в трех помещениях далеко не в центре Киева. И это — яркое свидетельство различия в значимости министерства во время руководства Голубченко и его преемников. При таком человеке и моя адаптация прошла быстро. В работе он помогал мне, а я помогал ему».